Логин:


Пароль:


Регистрация  Вход

2017 г.

 

Дербентская археологическая экспедиция (рук. М.С. Гаджиев) продолжила раскопки на территории Дербентского поселения первой пол. I тыс. н.э. На раскопе XXV вскрыты напластования первой половины – середины I тыс. н.э., выявлены архитектурные и хозяйственно-бытовые остатки, хозяйственные ямы III-V вв., в т.ч. числа крупная стена, носившая оборонительный характер. Получены новые материалы (керамика, изделия из кости, камня, металла), характеризующие быт и культуру населения поселения, выступающего предшественником Дербента и идентифицируемого с городом-укреплением Чор/Чол, выступавшим важным центром Восточного Кавказа. Вскрыты средневековые мусульманские погребения, впущенные в культурный слой поселения.

Рубасская археологическая экспедиция (рук. Л.Б. Гмыря) по гранту РФФИ продолжила раскопки остатков монументального фортификационного сооружения на р. Рубас (Рубасская фортификация) сер. VI в. Площадь раскопа составила свыше 200 кв. м. Вскрыт участок каменной оборонительной стены протяженностью 20 м (высота 2,4 м, ширина 3,2 м). Установлена ее конструкция, направление, внешняя форма, состав скрепляющих материалов и др. Исследовано сооружение арочной конструкции (многоэтажная башня?), перекрытое массивными плитами (длиной св. 2 м), установлена его связь с осоновной стеной. Полученные новые данные позволяют по-новому взглянуть на систему обороны в Прикаспийском Дагестане в период раннего средневековья.

 

 Хоздоговорные проекты.

 

По Договору №10-16 от 28.12.2016 г. с ОАО «Севкавгипроводхоз» проведены археологические изыскания на территории реконструкции канала Бороздиновская Прорва с сооружениями Бороздиновской оросительной системы в Кизлярском и Тарумовском районах Республики Дагестан. Руководитель: А.И. Таймазов. Исполнители: А.М. Абдулаев, А.К. Абиев, А.Л. Будайчиев, Ю.А. Магомедов. Научные результаты отсутствуют.

По Договору №11-16 от 28.12.2016 г. с ОАО «Севкавгипроводхоз» выполнены археологические изыскания на территории реконструкции канала «Кушбар» Юзбаш-Сулакской оросительной системы в Хасавюртовском районе Республики Дагестан. Руководитель: А.И. Таймазов. Исполнители: А.М. Абдулаев, А.К. Абиев, А.Л. Будайчиев, Ю.А. Магомедов. Научные результаты отсутствуют.

По Договору №1/17 от 01.02.2017 г. с ООО «СМУ-55» проведены археологические разведки на участке реконструкции канала Таловка с сооружениями Таловской оросительной системы в Кизлярском и Тарумовском районах Республики Дагестан.  Руководитель: А.И. Таймазов. Исполнители: А.М. Абдулаев, А.К. Абиев, А.Л. Будайчиев, Ю.А. Магомедов. Научные результаты отсутствуют.

По Договору №2/17 от 01.02.2017 г. с ООО «СМУ-55» проведены археологические разведки на участке реконструкции Шамхалянгиюртовского канала Шамхалянгиюртовской оросительной системы в Кизилюртовском и Кумторкалинском районах Республики Дагестан. Руководитель: А.И. Таймазов. Исполнители: А.М. Абдулаев, А.К. Абиев, А.Л. Будайчиев, Ю.А. Магомедов. Зафиксированы два кургана ранее не обследованного Султанянгиюртовского могильника. Научные результаты отсутствуют.

По Договору №3/17 от 08.08.2017 г. с ЖСК «Рассвет 4» проведены археологические разведки на участке строительства многоэтажного жилого дома в г. Дербенте. Руководитель: А.И. Таймазов. Исполнители: А.Л. Будайчиев. А.М. Абдулаев, А.К. Абиев. Научные результаты отсутствуют.

 

 

2016 г.

 

В 2016 г. Паласа-сыртская археологическая экспедиция под руководством д.и.н., в.н.с. Л.Б, Гмыря в рамках выполнения проекта РГНФ № 16-01018020 «Археологические исследования Паласа-сыртского

курганного могильника IV–V вв.» провела на могильнике (Южный Дагестан, Дербентский район) раскопки 7 курганов, составлявших обособленную группу захоронений № 7 и содержавших 9 погребений. Исследованиями установлен монокультурный характер погребальных традиций членов группы, характеризующийся однотипностью погребальных сооружений (катакомбы Т-образной формы – захоронения взрослых; подбои – захоронения детей), ориентировкой погребенных в южный сектор, наличием в качестве инвентаря керамических сосудов и предметов убора костюма. Большинство погребений ограблены, инвентарь сохранился частично. Определенное значение имеет частично сохранившийся комплект инвентаря мужчины-воина, включающий массивную железную пряжку, железный нож с остатками деревянных ножен, серебряные детали крепления ножа к поясу, кремневое кресало со следами на одном из концов долговременного воздействия огня. Датировка захоронений конец IV– первая четверть V в. Получены данные о планиграфии захоронений, конструкциях погребальных сооружений, характере погребальных традиций, составе инвентаря, датировке погребений. Прослежено влияние этнокультурных особенностей и социальных факторов на большинство составляющих погребальных традиций кочевников, обитавших в долине р. Рубас в эпоху Великого переселения народов.

В 2016 г. Рубасская археологическая экспедиция под руководством д.и.н., в.н.с. Л.Б, Гмыря в рамках выполнения проекта РФФИ № 16-06-00064 «Международная система стратегической обороны на Восточном Кавказе в эпоху Великого переселения народов» продолжила раскопки монументальной фортификации на р. Рубас (Южный Дагестан, Дербентский р-он РД), открытой в 2014 г. Была расчищена оборонительная стена на протяжении 20 м. Конструкция стены состояла из двух (внешнего и внутреннего) панцирей, сложенных из крупных тесаных блоков пастелистым методом и ложком-тычком, и межпанцирной каменной забутовки. Толщина стены 3–3,5 м; вскрытая высота 3,5 м. Стена ориентирована с Ю на СЗ. На одной из плит выбито изображение коня. Использование двух принципов кладки, вероятно, свидетельствует о разновременности сооружения восточного и западного фасов и длительности строительства стены. Рубасская фортификация, исходя из итогов раскопок 2016 г., предназначалась для защиты городской территории, видимо, расположенной к западу от нее. Дальнейшие раскопки внесут ясность в проблемные вопросы исследования этой неординарной фортификации и значительно дополнят знания о системе стратегической обороны на Восточном Кавказе в период раннего средневековья. 

В 2016 г. Дербентская новостроечная археологическая экспедиция (нач. эксп.: зав. отделом охранных раскопок ИИАЭ ДНЦ РАН, к.и.н. А.И. Таймазов) осуществила археологические разведочные исследования на территории строительства винно-коньячного завода в нижней приморской части Дербента. Земельный участок, где строится завод, находится в буферной зоне объекта культурного наследия федерального значения «Стены Дербентской крепости, VI в.: северная стена». Общая протяженность крепостной стены на территории строительства завода составляет 240 м. Между стеной и строящимися цехами завода были заложены 4 шурфа, которые показали наличие на этой территории наслоений различного генезиса, содержащих в том числе археологический материал. Верхние части разрезов в шурфах (слои 1 и 2 шурфа 1, слои 1-3 шурфа 2, слой 1 шурфа 3, слой 1 и 2 шурфа 4) представляли собой поздние смешанные слои, потревоженные современными перекопами. В шурфах 2 и 3 под мусорными слоями идет переслаивание горизонтов крупнозернистых песков желтовато-коричневого оттенка, имеющих морской генезис, с горизонтами мелкозернистых песков желтоватого оттенка, имеющих аллювиальный генезис. Фрагменты керамики, обнаруженные в слоях 7, 9, 11 шурфа 2 и в  слое 6 шурфа 3, судя по наличию среди них показательной поливной керамики, можно отнести к предмонгольскому времени (X-нач. XIII в.).

Немного иная стратиграфическая картина наблюдается в шурфе 1, заложенном вплотную к каменной стене. Здесь, под мусорными слоями (1 и 2) и слоем мелкозернистого песка (3) аллювиального характера выявлены  2 плотных известковистых горизонта (4 и 6), разделенные между собой слоем плотного суглинка серо-коричневого оттенка (5). Кроме извести в слоях 4 и 6 содержатся отходы камнетески в виде мелких обломков известняка-ракушечника (щебень), а также мелкий и средний бутовый камень. Характер заполнения этих слоев указывает, что формирование их связано со строительной деятельностью на северной каменной оборонительной стене. Учитывая, что слой 6 залегает на материке, и он заполняет строительную траншею под фундамент оборонительной стены вплоть до ее основания, его накопление следует отнести ко времени строительства северной каменной стены в сер. VI в., точнее в 568-569 гг. На это указывают также обнаруженные в слое фрагменты сосудов, типичных для сасанидского времени.

Что же касается слоя 4, то его накопление связано, очевидно, с проводившимися ремонтно-реставрационными работами на стене, на что указывает и характер верхней части кладки башни. Судя по находкам фрагментов поливных сосудов в подстилающем слое (слой 5), датирующихся в рамках  XI -  нач. XIII в., ремонтные работы на стене должны были проходить не ранее предмонгольского времени. К сожалению, археологический материал, происходящий из перекрывающего слоя (слой 3) малочислен и представлен фрагментами стенок красноглиняных сосудов, что не позволяет определить верхнюю временную границу описываемого события.

В результате разведочного обследования территории строящегося завода на западной его границе был обнаружен котлован, в котором найдены каменные надмогильные «саркофаги» (6 штук) и обломки каменных плит от погребальных конструкций (каменных ящиков). Остатки разрушенных погребений можно было наблюдать и в разрезах  котлована, где виднелись боковые плиты каменных ящиков. Еще два погребения в каменных ящиках находились рядом с котлованом к востоку от него.

 

2015 г. 

 

В 2015 г. Паласа-сыртская археологическая экспедиция под руководством д.и.н., в.н.с. Л.Б, Гмыря в рамках выполнения проекта РГНФ № 15-01-18027е «Археологические исследования Паласа-сыртского курганного могильника IV–V вв.» провела на могильнике (Южный Дагестан, Дербентский район) раскопки 7 курганов (кк. 1569-1574, 1577), составлявших обособленную группу захоронений № 6. Исследованиями установлен монокультурный характер погребальных традиций членов группы, характеризующийся однотипностью погребальных сооружений (катакомбы Т-образной формы), идентичной ориентировкой погребенных (СВ–ЮЗ), наличием в качестве инвентаря керамических сосудов и предметов убора костюма. Большинство погребений ограблены, инвентарь сохранился частично. Наибольший интерес представляет ожерелье женщины 50–60 лет из ограбленного погребения кургана 1577, включавшее помимо бус из разных материалов и четыре подвески в виде головок бычков, выполненных из стекла и перламутра. В состав убора ее костюма входила также золотая нашивная бляшка со звездчатым узором из зерни. В погребение ребенка (7-8 мес.) сохранилось ожерелье, составленное из 23 бусин и 4 подвесок треугольной формы, выполненных из гагата. Предварительная датировка захоронений – первая четверть V в. В процессе исследования курганной группы № 6 получены новые данные об этнокультурных особенностях населения долины р. Рубас, проявлениях в погребальной обрядности социального устройства общества и др.

 

В 2015 году экспедицией Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра Российской академии наук под руководством А.И. Таймазова и М.В. Кривошеева были осуществлены охранно-спасательные археологические работы на средневековом Матласском поселении и разведочные работы в его окрестностях.

Поселение находится на западной оконечности Хунзахского плато в Хунзахском районе Республики Дагестан в 1,8 км к СВ от селения Сиух, в 2,5 км к ССЗ от селения Шотота и в 1,4 км к Ю от селения Цалкита.

В 2015 году в связи со строительством курортно-туристического комплекса «Матлас» отдельные участки памятника попадали под земляные работы, связанные со строительством. Угроза уничтожения культурного слоя памятника явилась основной причиной проведения охранных археологических раскопок на указанной территории. Всего на территории поселения 3 раскопами было исследовано 406 м2.

На раскопе I были зафиксированы остатки  каменного вала, который образовался в результате разрушения каменного «забора», ограничивающего загон для скота или участка двора. К валу примыкала каменная стена, сложенная из подработанных камней и являвшаяся либо ветрозащитным сооружением, либо частью каменной постройки. Точно установить характер сооружения не представляется возможным ввиду того, что другие его стены, вероятно, были разобраны.

 

Участок, на котором был заложен раскоп II, вероятно, являлся территорией, отведенной под земледелие. На нём не обнаружено никаких каменных построек, однако встречено достаточно большое количество керамики. Не исключено, что  участок специально был очищен от камней.

На раскопе III исследованы сильно разрушенные остатки оснований стен каменных построек. В виду разрушения не удается реконструировать характер и структуру построек. Однако большое количество находок керамического материала, костей домашних животных, индивидуальных находок, связанных с хозяйственно-бытовой деятельностью человека: оселки, фрагменты стеклянных украшений, редкие находки металлических предметов, детали жерновов, позволяют говорить о стационарном характере проживания на этом поселении. Находки фрагментов жерновов и высокий процент находок костей свиньи среди остеологического материала указывают на оседлый характер населения и возделывание культурных зерновых растений его жителями. Превалирование костей КРС и МРС в слоях поселения свидетельствуют о наличии отгонного скотоводства. Жители Матласского поселения занимались и охотой о чем говорят находки костей диких животных. Функционирование поселения относится к периоду до проникновения ислама в горные районы Дагестана, о чем могут свидетельствовать находки костей свиньи в культурном слое. Судя по находкам поливной керамики и фрагментам стеклянных браслетов, памятник может быть датирован XI – XII вв. н.э.

Вероятно, на территории Матласского поселения находилась стоянка эпохи неолита, которая была разрушена в процессе функционирования средневекового поселения. На это указывают находки кремневых нуклеусов неолитического облика из раскопов 1 и 3. 

В августе-сентябре 2015 г. Дербентской новостроечной археологической экспедицией Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН (нач. эксп.: зав. отделом охранных раскопок, к.и.н. А.И. Таймазов) были осуществлены охранно-спасательные археологические раскопки в г. Дербенте на участке предусматриваемого строительства музейно-экспозиционного и офисного здания, расположенного по ул. Гагарина 2в, в охранной зоне объекта культурного наследия федерального значения «Стены Дербентской крепости,VI в: северная стена», входящего в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО (UNESCO World Heritage List). Раскопу был присвоен порядковый номер XXXIII. Он продолжил общую нумерацию раскопов на территории Дербента.

Проведенные археологические раскопки показали, что территория, примыкающая к северной каменной оборонительной стене Дербента с северной стороны не обживалась в средневековый период. На это указывает отсутствие жилых построек и хозяйственных комплексов (хозяйственных, зерновых ям, хлебных печей-тендиров, колодцев и т.д.) в раскопе. Вместе с тем, здесь фиксируется наличие достаточно мощных напластований толщиной до 2,3 м наносного природного характера, имеющего, по всей видимости, аллювиальный характер в результате многовековых природных осадков и переноса грунта со стороны гор и ущелий. Вместе с тем, слои (особенно верхние) насыщены фрагментами керамики, стеклянных сосудов, обломками кирпичей, что может указывать на активное использование данной территории горожанами в качестве ближайшей сельскохозяйственной округи. Культурный слой содержит также изделия из металла, медные монеты, украшения (фрагменты стеклянных браслетов). Медные монеты, сопутствующая поливная керамика и стеклянные браслеты позволяют датировать основную часть полученной коллекции VIII – нач. XIII в., т.е. периодом расцвета города, предшествовавшим монгольским завоевания в первой трети XIII в., приведшим к значительному упадку городской жизни. В верхних слоях исследованного раскопа встречаются изделия, относящиеся к XIX–XXвв., что указывает на явно перемешанный характер части слоев в верхней части раскопа.

В культурный слой домонгольского времени (слой 2) были впущены поздние мусульманские погребения в каменных ящиках. Два таких захоронения в каменных ящиках были изучены в южной части раскопа. Точная датировка их, учитывая их безынвентарность (в погр. 1 найдена хронологически неопределенная пряжка), отсутствие надмогильных стел, не определяется.

Еще один мусульманский некрополь был обнаружен в ходе раскопок в предматериковом слое. Захоронения были совершены в грунтовых ямах, подбойных могилах, сделанных в материковом грунте. Стратиграфические наблюдения показывают, что функционирование данного могильника связано с заключительным этапом накопления нижнего предматерикового слоя (слой 4), датированного VIII веком, а сами погребения перекрыты аллювиальными наносными слоями с включением находок, относящихся к предмонгольскому периоду (IX– нач. XIII в.). Следовательно, нововыявленный могильник можно датировать предшествующим временем, т.е. VIII – нач. IX в. и отнести к арабскому периоду истории Дербента, к начальному этапу распространения ислама. Все погребения, попадающие в площадь раскопа, после соответствующего изучения были извлечены из раскопа.

Таким образом, обобщая можно сказать, что функциональное назначение исследованного участка было различным. В различные периоды данная территория использовалась и как кладбище, и как сельскохозяйственные угодья. В XX в. эта территория была сильно разрушена в результате укладки различных городских коммуникаций. 

 

2014 г.

ОХРАННЫЕ РАСКОПКИ В ПРИМОРСКОЙ ЧАСТИ ДЕРБЕНТА

С середины августа до середины декабря 2014 г. Дербентская приморская археологическая экспедиция Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН под руководством заведующего отдела охранных раскопок, кандидата исторических наук Таймазова Артура Исрапиловича проводила охранно-спасательные археологические раскопки в нижней, приморской части г. Дербента, носившей в XVI-XVII вв. наименование Шехер-Юнан, т.е. «Греческий город» (в переводе с персидского), а в XVIII-XIX вв. название Дубара, т.е. «Две стены» (в переводе с персидского). Работы проводились в рамках выполнения договора, заключенного с ООО «Унисервис». Исследования велись на воинской части на участке проектируемого строительства здания для нужд Пограничной службы в г. Дербенте, в 60-70 м к югу от северной городской каменной оборонительной стены. По своим объемам проведенные исследования являются одним из самых масштабных археологических проектов, выполненных в г. Дербенте. Было раскопано более 1000 кв. м. культурных напластований, мощностью до 3-х метров и более. Помимо сотрудников из Института истории, археологии и этнографии ДНЦ РАН в экспедиции принимали участие известные специалисты, ученые-археологи и антропологи из Института археологии РАН, Института археологи и антропологии РАН, научных учреждений Ростова-на-Дону и Владикавказа.

На исследованном Дербентской приморской археологической экспедицией участке были встречено большое количество остатков средневековых каменных сооружений, жилые и хозяйственные комплексы (ямы, колодцы, винодавильни и др.), заглубленные в материк на глубину от 0,5 до 2,5 м. Культурный слой содержал большое количество материалов, включающих керамику, как местного, так и импортного происхождения, медные монеты, стеклянные сосуды, браслеты, каменные жернова, ступы и др., относящихся к IX- нач. XIII вв. К этому же времени относятся и обнаруженные в ходе раскопок остатки уникального общественного здания с черепичной крышей и остатками каменных колонн, украшенных орнаментированной резной гипсовой штукатуркой. Орнамент, в основном, растительный. Встречаются также куфические надписи. Резной штук в Дагестане встречается в оформлении декора культовых сооружений, то есть мечетей. Резьбой по штуку, например, оформлен михраб мечети Калакорейша XII–XIII вв. Скорее, такое же предназначение имело раскопанное сооружение. На это также указывает и планировка здания. Оно имеет прямоугольную форму, вытянутую в широтном направлении, что характерно для большинства средневековых мечетей Дагестана.    Под полами сооружений предмонгольского времени выявлена большая обжигательная печь, относящаяся к сасанидскому времени (5-6 вв.). Печь представляла собой прямоугольное сооружение размерами 6х3 м из кирпича (размер 40х20х10 см) и глинистого раствора частью заглубленное, частью возвышавшееся над уровнем дневной поверхности той эпохи. Судя по уцелевшим остаткам, внутреннее устройство печи, принадлежащей к т.н. вертикальным обжигательным конструкциям, было сложным. Внизу симметрично располагались две сводчатые топочные камеры высотой до 0,9 м, соединявшиеся через узкую щель, оставленную над общим горизонтальным полом. Поверх топочных камер был устроен пол обжигательной камеры. Он не доходил до узких стен печи, образовывая внутри по её бокам две полости, через которые пламя и раскалённый воздух поступали в обжигательную камеру. Полукруглый арочный свод обжигательной камеры полностью обрушился ещё в древности. Вероятно, в его центре имелось одно большое вытяжное отверстие. Два загрузочных отверстия, обеспечивавшие доступ как в топочные, так и обжигательную камеру, находились в узких боковых стенах печи. Их в случае необходимости, по-видимому, закрывали мощными (70х60х7 см) заслонками с полукруглым нижним краем из обожжённой глины.

Одна из таких заслонок, впоследствии вторично использованная жителями домонгольского Дербента, была найдена неподалёку от печи. Обмазанные глинистым раствором с высоким содержанием кварцевого песка стенки печи оплавились и превратились в сплошную твёрдую стекловидную массу серовато-зелёного цвета. По-видимому, температура обжига содержимого, загружавшегося в печь, превышала 1000 градусов по Цельсию. После завершающего цикла работы печь была полностью разгружена, поэтому до проведения специальных лабораторных исследований её заполнения нельзя сказать, что в ней обжигали. Впрочем, это едва ли была глиняная посуда, поскольку внутри и по соседству с печью не найдено никаких отходов гончарного производства. В окрестностях горна не было также обломков сасанидского кирпича, качественного или бракованного. А почти весь кирпич, обнаруженный внутри горна, имел на поверхности остатки раствора и, следовательно, относился к самой конструкции. Таким образом, если в горне всё же обжигали кирпич, то он, во-первых, недолго использовался (иначе вокруг были бы отходы), во-вторых, он был, по-видимому, полностью разгружен после финального цикла обжига. Внутри горна было обнаружено довольно большое количество слежавшегося белого порошкообразного вещества, которое может являться известью. Если это так, то горн мог быть предназначен для отжига известняка и получения извести; во всяком случае, такова была цель последнего из проведённых в нём обжигательных циклов.

Одной из важнейших задач работы Дербентской приморской археологической экспедиции было исследование кладбища солдат Дербентского гарнизона Низового корпуса Русской Императорской армии, существовавшего в 1722–1735 гг.: участок данного кладбища попадал в зону проведения строительных работ. Важность проведения полноценных археологических исследований была связана не только с научной стороной проводимых работ, значение которой сложно переоценить, поскольку в распоряжении ученых оказался уникальный археологический и антропологический материал, относящийся к эпохе сложной, но крайне интересной по событиям и историческим последствиям для судеб многих народов, населявших и населяющим территорию нашего государства. При этом локализация кладбища оказалась возможной только в результате проведения археологических исследований, поскольку в исторических документах данная информация полностью отсутствовала. Не менее важным являлся и морально-этический аспект: доскональное и тщательное исследование этих захоронений с изъятием костных останков погребенных солдат и последующим преданием их земле с воинскими почестями. Это наш общий долг совести.

На площади ок. 800 м² исследовано 228 погребенных, захороненных по христианским нормам. В основном погребены мужчины в возрасте 35-45 лет; рост средний и выше среднего: по указу Петра I в рекруты брали  мужчин не ниже двух аршин и двух вершков (155 см). Особенность погребений – малое количество боевых травм, причем, не смертельных. Много травм бытового характера (переломы конечностей, лицевых костей и др.). Имеются группы черепов очень близких по своим антропологическим характеристикам – возможно, солдаты были забраны в рекруты из одной деревни. Встречены также 17 женских, 15 детских погребений. Антропологический комплекс, в основном, европеоидный, монголоидность встречена редко, на уровне примеси.

При 47 погребенных найдены медные нательные кресты в основном кон. XVII – 1-й четв. XVIII в. Встречаются типы крестов, хронология которых определяется со 2-й пол. XVII в. В ряде погребений найдены двухсоставные медные паяные пуговицы от верхней форменной одежды нижних чинов пехотных полков и пуговицы-гирьки от воротов мужских рубах.

В одном погребении найдены 6 серебряных проволочных копеек Петра I, в другом (детском) – золотая зооморфная серьга с напускной стеклянной бусиной. Судя по архивным данным, через Низовой корпус за 10 лет прошли «более 70 тыс. служивых и почти половина из них сложили в «жарких краях» головы не в сражениях, а от вредительского воздуха» (Курукин, 2010). Высоки были потери и в Дербентском гарнизоне: по данным Н.Д. Чекулаева, за 1722-1735 гг. в Дербентском полку убитых было 777 чел., умерших – 629 чел.; в Дагестанском полку: убитых – 1165 чел., умерших – 896 чел.; есть также данные по умершим в лазарете Дербентского гарнизона.

 

Полученные в ходе работ на территории воинской части археологические материалы представляют несомненный научный интерес и освещают вопросы исторической топографии, истории обживания территории города Дербента в средневековый период. В частности, они фиксируют отсутствие в данной части средневекового города слоев сасанидского и раннеарабского времени (VI-VIII вв.), периодов развитого и позднего средневековья (XIV-XVIII вв.), отмечают наличие достаточно мощных напластований IX – начала XIII в., относящихся к периоду расцвета средневекового города. Можно предполагать, что прекращение обживания города в этой его нижней, приморской части было связано с монгольским завоеванием Дербента во второй трети XIII в. и последовавшем его разорением. После монгольского нашествия Дербент так и не смог оправиться и средняя и нижняя его части межстенной территории не обживались вплоть до XVIII в., т.е. на протяжении почти 600 лет.

 

 

В 2014 г. Паласа-сыртская археологическая экспедиция под руководством д.и.н., в.н.с. Л.Б, Гмыря в рамках выполнения проекта РГНФ № 14-01-18008е «Археологические исследования Паласа-сыртского курганного могильника IV–V вв.» провела на могильнике (Южный Дагестан, Дербентский район) раскопки 8 курганов, составлявших обособленную группу захоронений № 5, исследовано 13 захоронений.

Установлена традиционность черт погребального  обряда данной группы населения (захоронения в однотипных катакомбах с устоявшейся южной ориентировкой; наличие инвентаря; преобладание индивидуальных захоронений, наличие семейных погребений – парных и три человека). В качестве инноваций зафиксирована линейная планиграфия захоронений вместо традиционной радиальной. Установлен состав обособленной группы населения (8 женщин, 3 мужчин, 2 детей). Близких родственников хоронили в одной могиле. Получены новые данные об уборе костюма элитных женщин (сочетание традиционных и инокультурных деталей; головной убор шаровидной формы, расшитый бисером). Материалы раскопок могильника позволяют исследовать этнокультурные особенности и социальную структуру политических образований кочевников Западного Прикаспия в эпоху Великого переселения народов.

 

В 2014 г. Рубасская археологическая экспедиция под руководством д.и.н., в.н.с. Л.Б, Гмыря в рамках выполнения проекта РФФИ-Дагестан № 12-06-96500-р_юг_а «Ландшафты Западного Прикаспия в культурогенезе этнических сообществ эпохи Великого переселения народов» провела исследования на плато Паласа-сырт и в бассейне нижнего течения р. Рубас (Южный Дагестан, Дербентский район). Был установлен перечень природного минерального сырья, использовавшегося населением плато Паласа-сырт в строительном деле, домашнем ремесле, металлопроизводстве, исследовались строительные приемы, применявшиеся при сооружении погребальных конструкций. Были проведены охранные раскопки выявленного археологического объекта, расположенного в пойме р. Рубас, в границах ойкумены кочевых племен, обитавших на плато Паласа-сырт. Было установлено, что исследованный архитектурный объект представляет остатки монументальной каменной фортификации, возведенной Сасанидским Ираном в долине р. Рубас в сер. VI в. Выявленный памятник имеет большое значение для изучения строительной деятельности Сасанидского Ирана по возведению заградительных рубежей (длинных стен) в Западном Прикаспии, предназначенных для предотвращения проникновения в Закавказье кочевых племен, обосновавшихся в Прикаспийском Дагестане в IV–VII вв.

 

 

 

 

2013 г.

В 2013 г. осуществлялась работа пяти археологических экспедиций. Экспедиция возглавляемая зав. отд., дин, проф. Гаджиевым  М.С.,  (грант РГНФ, экспедиционный, проект № 13-01-18006е «Археологические исследования в зоне Дербента», 2013 г.) продолжила работы на заложенном в 2012 г. раскопе XXV на территории Дербентского поселения первой половины I тыс. н.э. Археологами были  выявлены культурные напластования мощностью до 3 м, связанные с ними архитектурные, хозяйственно-бытовые остатки, обнаружены следы гончарного, кузнечного, металлургического производств, керамические, каменные, костяные изделия, характеризующие культуру и быт населения древнего поселения, идентифицируемого с городом, укрепленным пунктом Чор, фигурирующим у трудах раннесредневековых авторов и выступавшим важным административно-политическим, военно-стратегическим и религиозным центром Восточного Кавказа. Были проведены археологические разведки в междуречье низовий рр. Рубас и Гюльгеры-чай, выявлен ранее неизвестный курганный могильник, видимо относящийся к начальному этапу (IV-V вв.) эпохи Великого переселения народов и получивший наименование Донгуз-ноур.

Экспедиция под руководством в.н.с, д.и.н. Гмыря Л.Б., ( грант РГНФ, экспедиционный, проект № 13-01-18017е «Археологические исследования Паласа-сыртского курганного могильника IV–V вв.», 2013 г.) провела раскопки 4-й группы захоронений (10 курганов). Исследования выявили новые данные, касающиеся планиграфии погребений в обособленной группе, и наличие различных по содержанию похоронно-поминальных традиции (линейная планиграфия насыпей – 3 параллельных ряда; гомогенно-социальный принцип формирования группы захоронений – на участке погребены только мужчины старшего и среднего возраста (35–55 лет) и один ребенок 3-х лет). Традиционные формы погребений (Т-образные катакомбы) составляют на участке меньшинство, нетрадиционные (одноосевые катакомбы и подбои) – большинство. Ориентировка погребенных была как традиционная (южная), так и инновационная (северная), причем разное направление зафиксировано в пределах одного типа могил. Инновационные явления в погребальной обрядности свидетельствуют о внедрении в сообщество с устоявшимися культурными традициями новых этнокультурных групп населения.

 Таймазов А.И., м.н.с, к.и.н. являлся руководителем экспедиции (грант РФФИ, исследовательский/экспедиционный, проект №  12-0696510-р_юг_а «Междисциплинарные исследования многослойной раннеплейстоценовой стоянки Айникаб 1 (Центральный Дагестан)». 2012-2014 гг.), которой были проведены комплексные исследования на многослойной стоянке Айникаб 1 в Центральном Дагестане, получены новые важные данные по стратиграфии памятника, возраст которого приближается к 2 млн. лет, новые артефакты и палеофаунистические материалы, проливающие свет на древнейший период в истории человечества, на характеристику среды обитания древнейшего человека.

В 2013 г. велись охранно-спасательные археологические изыскания на участке территории Гоцатлинского 1-го (Ортаколинского) поселения, расположенного в зоне затопления Гоцатлинской ГЭС. Участники экспедиции: Магомедов Р.Г., с.н.с., к.и.н., нач. Гоцатлинской новостроечной археологической экспедиции; Таймазов А.И., м.н.с., к.и.н.; Будайчиев А.Л., ст. лаб.-иссл.; Гусейнова П.К., художник; аспиранты Шаушев К., Абдуллаев А. В ходе проведенных работ вскрыты культурные напластования и связанные с ними архитектурные и хозяйственно-бытовые остатки, получен богатый вещевой археологический материал, характеризующий быт и культуру населения Гоцатлинского поселения, датированного X-XIII вв. В результате работ исследованы искусственные земледельческие террасы, прилегающие к поселению и составлявшие его ближайшую сельскохозяйственную округу. Полученные материалы впервые в таком объеме и информативности рисуют жизнь средневекового поселения домонгольской поры в геоморфологически обособленной горной долине Восточного Кавказа.

Выполнялись охранно-спасательные археографические изыскания  на территории проектируемого строительства зданий и сооружений в г. Дербенте. ( Рук.: чл.-корр. РАН Х.А. Амирханов, исполнитель: д.и.н. Гаджиев М.С.)/ Начаты подготовительные работы (изучение архивной документации, рекогносцировочные работы, археологический надзор) по Договору № 2 от 28.10.2013 г., заключенному с ООО «Унисервис», по выполнению охранно-спасательных археологических исследований на территории проектируемого строительства зданий и сооружений для нужд Пограничной службы ФСБ РФ в г. Дербенте. В соответствии с рекомендациями Положения о порядке проведения археологических работ (Утверждено постановлением ОИФН РАН от 30.01.2013 г. № 17) о проведении археологических раскопок в благоприятное для полевых работ время года раскопки на данной территории будут начаты в марте 2014 г.

2012 г.

В 2012 г. осуществлялась работа нескольких археологических экспедиций.

В мае-июне 2012 г. Паласа-сыртская археологическая экспедиция (нач. эксп., в.н.с., д.и.н. Л.Б. Гмыря) провела раскопки семи курганов курганной группы № 3 на южном участке Паласа-сыртского курганного могильника IV-V вв. н.э., характеризующих погребальный обряд и другие стороны жизни, материальной и духовной культуры кочевого населения приморской зоны Южного Дагестана эпохи Великого переселения народов.

Л.Б. Гмыря проведены археологические разведки в Дербентском районе в низовьях р. Рубас.

В июле-августе 2012 г. Дербентская археологическая экспедиция (нач. эксп., дин, проф. М.С. Гаджиев) проводила раскопки на территории древнего поселения Дербента (раскопы XXV и XXVI), относящегося к первой половине – середине I тыс. н.э. На раскопе XXV были вскрыты культурные напластования III-VI вв., архитектурно-бытовые остатки, гончарная печь V в. н.э., средневековые мусульманские погребения; на раскопе XXVI выявлено женское захоронение в каменном ящике, датируемое по сопутствующему погребальному инвентарю XI-XII вв.

В июле-сентябре 2012 г.  Палеолитическая экспедиция (нач. экс., м.н.с., к.и.н. А.И. Таймазов) проводила исследования  многослойной раннепалеолитической стоянки Айникаб 1 в центральной части Горного Дагестана, были выявлены насыщенные артефактами культурные напластования указанного периода, проливающие свет на время и пути первоначального заселения человеком территории Евразии и, в частности, Северного Кавказа и Юго-Восточной Европы, освещающие природно-климатическую среду обитания древнейшего человека и начальные этапы его хозяйственно-трудовой деятельности.

Сотрудники отдела принимали участие в выполнении проекта № 05-0011 «Проведение охранно-спасательные археологические исследования (раскопки) на подвергающихся разрушению курганах Паласа-сыртского курганного могильника, конца III тыс. до н.э. – середины V в. н.э.», включая работы по документационному обеспечению и определение границ территории (науч. рук. – зав. отделом ИИАЭ ДНЦ РАН, д.и.н., проф. М.С. Гаджиев, нач. эксп. – с.н.с. ИА РАН В.Ю. Малашев) в рамках федеральной целевой программы «Культура России (2012-2018 годы)» на 2012 год», утвержденной приказом Министерства культуры РФ от 30.03.2012 г., № 290.

Сотрудники отдела выполняли работу по инвентаризации и мониторингу объектов археологического наследия Буйнакского, Бабаюртовского и Хунзахского районов по федеральной целевой программе «Культура России (2012-2018 годы)» на 2012 г., утвержденной приказом Министерства культуры РФ от 30.03.2012 г., №290, проекты №№ 05-0103, 05-0104, 05-0106

2011 г.

В 2011 г. наиболее значимыми были   Дербентская и Паласа-сыртская археологические экспедиции.
В июле-августе 2011 г. по проекту РГНФ Дербентская археологическая экспедиция (нач. М.С. Гаджиев) проводила раскопки на территории цитадели Нарын-кала (раскоп XXIII), где были вскрыты культурные напластования и хозяйственно-бытовые остатки X-XV вв.  остатки сырцовой оборонительной стены V в. н.э. Были продолжены раскопки на цитадели и посаде Паласа-сыртского городища, выявлены культурные слои, строительные и хозяйственно-бытовые остатки IV-V вв.
В мае-июне 2011 г. по проекту РГНФ Паласа-сыртская археологическая экспедиция (нач. Л.Б. Гмыря) провела раскопки пяти курганов на Паласа-сыртском курганном могильнике IV-V вв. н.э., характеризующих погребальный обряд и другие стороны жизни кочевого населения приморской зоны Южного Дагестана эпохи Великого переселения народов.
В июле-августе 2011 г. по проекту РФФИ Северокавказская палеолитическая экспедиция (руководитель - Амирханов Х.А.) провела совместно с Институтом археологии РАН исследования многослойных раннепалеолитических стоянок Мухкай 1 и Мухкай 2 времени в центральной части Горного Дагестана, выявлены насыщенные артефактами культурные напластования указанного периода и богатый палеонтологический материал, проливающие свет на время и пути первоначального заселения человеком территории Евразии и, в частности, Северного Кавказа и Юго-Восточной Европы, освещающие природно-климатическую среду обитания древнейшего человека и начальные этапы его хозяйственно-трудовой деятельности.
В апреле-июне 2011 г. сотрудниками отдела при сотрудничестве с Институтом археологии РАН, ООО «НПЦ ДАРС» и ОО «Центр туризма и краеведения» проведены охранно-спасательные раскопки на ряде памятников в Приморском Дагестане вдоль проектируемой трассы ВЛ-330 кВ «Артем – Дербент».
Институт ИАЭ ДНЦ РАН оказывал организационную и иную помощь экспедиции Сибирского отделения РАН,  проводящейся  под руководством директора Института археологии и этнографии СО РАН, академика РАН Деревянко А.П.. В 2011 году экспедиция вела раскопки в Дербентском и Табасаранском районах  Республики.

2010 г.

В июле-августе 2010 г. по проекту РГНФ Дербентская археологическая экспедиция (нач.   М.С. Гаджиев) проводила раскопки на территории цитадели Нарын-кала (раскоп XXIII), где были изучены культурные напластования и хозяйственно-бытовые остатки X-XV вв.  выявлены остатки сырцовой оборонительной стены V в. н.э. Начаты раскопки на цитадели Паласа-сыртского городища, выявлены культурные слои и строительные остатки IV-V вв., раскопаны два кургана, расположенных вблизи городища и относящихся к IV-V вв., определена их этнокультурная атрибуция.
В сентябре-октябре 2010 г. по проекту РГНФ Паласа-сыртская археологическая экспедиция (нач.  Л.Б. Гмыря) провела раскопки пяти курганов на Паласа-сыртском курганном могильнике IV-V вв. н.э., характеризующих погребальный обряллд и другие стороны жизни кочевого населения приморской зоны Южного Дагестана эпохи Великого переселения народов.
В феврале – марте 2010 г  Гоцатлинская археологическая экспедиция (нач. эксп. Р.Г. Магомедов, нач. отр. Ш.О. Давудов) провела разведки в зоне строительства Гоцатлинской ГЭС, в ходе которых выявлена серия разновременных археологических памятников, ряд которых подлежит в последующем археологическому изучению.
В июле-августе 2010 г. при финансовой поддержке Даггосуниверситета провел разведочные работы Хунзахский археологический отряд (нач.   Г.Д. Атаев), в ходе которых обследована территория в окрестностях селений Хунзаха, Шотода, Ахалчи Хунзахского района, выявлен ряд средневековых археологических памятников.
В августе 2010 г. Центрально-Дагестанская археологическая экспедиция (нач. А.И. Таймазов) провела совместно с Институтом археологии РАН исследования стоянки Мухкай II раннепалеолитического времени в Акушинском районе РД, в ходе которых были выявлены насыщенные артефактами культурные напластования указанного периода и богатый палеонтологический материал.
Помимо этого сотрудники отдела принимали участие в проведении мониторинга памятников археологии в различных районах Дагестана по программе Министерства культуры РД.
Р.Г. Магомедов в сентябре-октябре 2010 г. принял участие в работе Сирийской археологической экспедиции Института археологии РАН (г. Москва) на раскопках храмового комплекса Телль Хазна I в качестве приглашенного специалиста

 

2009 г.

В июле-августе 2009 г. по проекту РГНФ Дербентская археологическая экспедиция (нач. эксп. М.С. Гаджиев; нач. отр. Ш.О. Давудов)  заложила раскопки на территории цитадели Нарын-кала (раскоп XXIII), где был открыт и исследован архитектурный комплекс XIV-XV вв. Отряд этой экспедиции провел раскопки на Кухмазкунтском могильнике, где были изучены курганы 38, 41 и 44 IV-V вв. н.э., под насыпями которых были обнаружены 5 катакомбных погребений.
В июле-августе 2009г. по проекту РГНФ Кубачинская искусствоведческая экспедиция (нач.   М.М. Маммаев) провела работы по выявлению и изучению памятников камнерезного искусства и арабской эпиграфики XIII-XVIII вв. Кубачино-даргинского нагорья Дагестана.
В июле-августе 2009 г. при финансовой поддержке Даггосуниверситета Хунзахская археологическая экспедиция (нач. эксп. Г.Д. Атаев) проводила раскопки памятников периода конца средней – начала поздней бронзы (Мочохские поселения 1 и 2).
В июле-сентябре 2009 г. по проекту РГНФ Центрально-Дагестанская археологическая экспедиция (нач. экс. А.И. Таймазов) провела исследования раннепалеолитических памятников в Акушинском районе РД.
В октябре 2009 г. по проекту РГНФ Паласа-сыртская археологическая экспедиция (нач. эксп. Л.Б. Гмыря) провела раскопки пяти курганов на Паласа-сыртском курганном могильнике IV-V вв. н.э.
В сентябре – октябре 2009 г. сотрудники отдела археологии приняли участие в работе совместной Дагестанской новостроечной экспедиции ООО «Центр туризма и краеведения» и ИИАЭ ДНЦ РАН (нач. эксп. В.Ю. Малашев), которая провела раскопки шести курганов могильника Кохтебе 2 первых веков н.э. в Северном Дагестане.

В течение почти всего года действовала Дагестанская новостроечная археологическая экспедиция Научно-производственного центра «Дагестанская археологическая служба» (НПЦ «ДАРС») и Института ИАЭ ДНЦ РАН (нач. эксп. Р.Г. Магомедов), в работе которой принимал участие почти все сотрудники отдела археологии. Экспедиция в рамках проведения историко-культурной (археологической) экспертизы вела разведки в зонах строительства газопроводов в Ахтынском, Магарамкентском, Докузпаринском, Дербентском, Дахадаевском, Казбековском, Тарумовском, Кизлярском, Бабаюртовском, Хасавюртовском, Гумбетовском, Ботлихском, Хунзахском и Цумадинском районов РД. В июле – августе 2009 г. экспедиция провела раскопки разрушаемого поселения эпохи ранней бронзы Новогапцах в Магарамкентском районе.
Помимо этого сотрудники отдела принимали участие в проведении инвентаризации и мониторинга памятников археологии и архитектуры в различных районах Дагестана по программе Министерства культуры РД.
Р.Г. Магомедов в сентябре-октябре 2009 г. принял участие в работе Сирийской археологической экспедиции Института археологии РАН (г. Москва) на раскопках храмового комплекса Телль Хазна I в качестве приглашенного специалиста.

2008 г.

Дербентская археологическая экспедиция (нач. М.С. Гаджиев) проводила раскопки на территории цитадели Нарын-кала (раскоп XXIII), где были открыты и исследованы архитектурные комплексы XVII в., и на недавно открытом производственном участке рядом с поселением Великент I (раскоп I) начала эпохи средней бронзы (конец III тыс. до н.э.), на котором обнаружены остатки печей для обжига керамической посуды и производственных помещений.
Дагестанская новостроечная археологическая экспедиция НПЦ «ДАРС» и Института ИАЭ ДНЦ РАН (нач. Р.Г. Магомедов) провела раскопки Паласа-сыртского курганного могильника, которые дали важные материалы для изучения различных вопросов археологии и истории религии в начальный период эпохи Великого переселения народов (IV–V вв.), а также могильника Канабур-ауз, относящегося к рубежу албано-сарматского и раннесредневекового периодов.
Ирганайская новостроечная археологическая экспедиция (нач.-  Г.Д. Атаев) проводила раскопки в зоне затопления Ирганайской ГЭС, в результате которых выявлены строительные остатки хозяйственного комплекса позднесредневекового – Нового времени.
Андрейаульская археологическая экспедиция (нач.  Ш.О.Давудов) провела раскопки на Андрейаульском городище I тыс. н.э., в результате которых получены новые данные по стратиграфии этого неординарного памятника, материалы, характеризующие жизнь и культуру населения этого городища на протяжении нескольких веков.
Магомедов Р.Г. принял также участие в работе Сирийской археологической экспедиции Института археологии РАН на раскопках храмового комплекса Телль Хазна I в качестве приглашенного специалиста (нач. эксп. –  Р.М.Мунчаев).
Аспирант А.И.Таймазов принял участие в работе Северокавказской палеолитической экспедиции Института археологии РАН (нач. Х.А. Амирханов), которая проводила раскопки раннепалеолитических памятников в Акушинском районе РД.

 

HotLog